Мурат Авларигов из Чечни изготавливает дечиг-пондары — национальные музыкальные инструменты с тремя струнами. А началось всё с электрогитары, сделанной им в школе. Чем ему помогла балалайка и зачем он разбил первые пондары — в материале «АиФ-СК».

«Думал, сломаю пальцы»

В школе Мурат, как и многие советские подростки, увлекался рок-музыкой. В 1987 году, будучи семиклассником, он пошёл гитаристом в школьную музыкальную группу. С улыбкой вспоминает, что играть тогда приходилось на неудобных гитарах «Орфей» и «Урал».

«Думал, что сломаю пальцы. Мне было с чем сравнивать, потому что мои старшие двоюродные братья тоже занимались музыкой. Вот только гитары у них были дороже и качественнее — Fender и Gibson. Посмотрел я на них и сам сделал себе электрогитару», — рассказывает Мурат.

Его инструмент был копией модели Fender Telecaster, на которой начинали Эрик Клэптон и Боб Дилан. Школьник собрал её из частей старых советских гитар, подобрал звукосниматель и струнодержатель. Первый «блин» получился комом, но играть на своём изделии подростку было куда приятнее благодаря удобному грифу.

Спустя два года рок-группа развалилась. Окончив школу в 1990 году, Мурат поступил на строительный факультет Грозненского нефтяного института. А вскоре в Чечне начался военный конфликт, и студенту пришлось забыть и об учёбе, и об увлечениях. Главное было выжить.

Секрет — внутри пондара

Когда республика вернулась к мирной жизни, Мурат восстановился в институте, окончил его. Перепробовал разные профессии: работал в столярном цеху, таксовал, занимался строительством, устанавливал пожарную сигнализацию и видеонаблюдение. А в свободное время делал то, что ему было интереснее всего, — электрогитары. Однажды товарищ попросил его смастерить чеченский национальный инструмент.

«Он не смог найти качественный дечиг-пондар для подарка гостям и намекнул мне, что я мог бы делать хорошие инструменты. А я тогда о пондарах совсем ничего не знал», — рассказывает Мурат.

Беникур с удовольствием играет на дечиг-пондаре

 

Умелец стал интересоваться, как устроен дечиг-пондар и каким образом его изготавливали, но информации было немного. Пришлось изучать технологию сборки похожих инструментов — русской балалайки и турецкого саза, а также воспользоваться навыками создания электрогитар. Работал без чертежей.

У его первых пондаров был красивый, но приглушённый звук. Раздосадованный мастер разбил неудачные инструменты. В чём дело, он понял, когда с помощью видеокамеры заглянул внутрь чужого изделия, однажды попавшего ему в руки.

«Звучание акустического инструмента зависит от расположения и количества пружин — деревянных полосок, которые клеятся на верхнюю деку перпендикулярно её волокнам. В том пондаре, что я изучал, была всего одна пружина. В своих я клеил пять-шесть. Это и портило звук», — поделился Мурат.

 

 

Экспериментировал мастер и с породами дерева. Использовал дуб и карагач, нехарактерные для инструмента, но дававшие хороший звук. Так со временем лютье-самоучка отточил собственную технологию изготовления дечиг-пондара.

Нужны как старинные клинки

Сейчас на один инструмент у Мурата уходит около месяца. Начинает с распила досок и подгонки их по размеру в столярном цехе своего друга, а доводит до ума заготовку уже в собственной мастерской. Там у него есть ручной фрезер, сверлильный и шлифовальный станки.

«Для грифа беру как минимум два куска древесины, чтобы конструкция была красивее и жёстче. Раньше соединял и пять, и восемь дощечек. Чаще всего использую для корпуса и грифа клён. Верхнюю деку делаю из ели или кедра. Они дают хороший резонанс. Для разметки грифа подходит натуральный перламутр. Струны беру гитарные. Они обычно стальные», — рассказывает мастер.

Для индивидуальных заказов Мурат покупает в Москве или Краснодаре древесину волнистого клёна, палисандр, венге и эбен. Испытывает готовые дечиг-пондары друг, который почти 30 лет играл на них в национальном ансамбле «Вайнах».

 

«В Чечне этот инструмент любят даже те, кто не умеет на нём играть. У меня готовые пондары часто покупают только для того, чтобы они присутствовали в семье как старинный атрибут нашей народной культуры наравне с национальной одеждой и холодным оружием», — говорит Мурат.

По его словам, национальный инструмент вайнахов (чеченцы и ингуши — Ред.) упоминается в народных преданиях чуть ли не со времён Тамерлана. Самому мастеру попадался дечиг-пондар возрастом около 150 лет.

«В обиходе его называют просто «пондар», — рассказывает умелец. -«Пон» — это жила, а «дар» — действие. Раньше струны для инструмента делали из высушенных жил животных, отсюда и название. Есть версия, что у вайнахов его переняли грузины. У них он называется похоже — пандури».

Мурату 48 лет, он женат и у него двое сыновей. Одному исполнилось 13, другому — пять. Мастер не рассчитывает, что они продолжат его дело, но учит работать руками. Мечтает, чтобы старший стал врачом. С младшим пока не определился.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.