Масштабная реформа, проводимая в России в области обращения с отходами, должна привести к резкому увеличению использования вторичных ресурсов. При этом объемы захоронений отходов должны сократиться, а тарифы для населения — как минимум не вырасти. Об этом на стенде «АиФ» во время Восточного экономического форума рассказал заместитель гендиректора по инвестразвитию Российского Экологического Оператора (РЭО) Сергей Королев. 

Подробнее по теме тут: http://gb.edu.pl/news-351-komfort-bez-parkovki-bezopasnost-bez-zaborov-v-odesse-stroitsya-unikalnyj-gorod-v-gorode.html

Этапы мусорной реформы

«АиФ»:  Как продвигается мусорная реформа?

Сергей Королев: Первый, переходный этап, закончен. Везде определены региональные операторы, их больше 180, оформлено 250 зон, установлены тарифы. Теперь перешли к реализации второго, инфраструктурного этапа. Как определил задачи Президент РФ, к 2030 году мы должны 100% отходов сортировать, половину утилизировать. Задача большая, стоимость реализации примерно 500 млрд руб. Активно включились регионы, появились инвесторы, и уже есть первые результаты — сейчас обрабатывается 49% отходов, хотя еще в прошлом году это было 40%, а начинали вовсе с 25%. С утилизацией сложнее, было 5%, сейчас 11%. Этого, конечно, мало, но мы работаем, привлекаем инвесторов. В отрасль уже вложено около 100 млрд руб., из них мы в качестве соинвестора участвовали в проектах на общую сумму около 40 млрд руб. Только в этом году вложим 6,5 млрд руб.

— На каких условиях вы входите в проекты?

— Мы участвуем как соинвестор, предоставляем до 30% необходимого финансирования. Остальное — это банковское финансирование, средства инвестора. Учитывая инвестиционные потребности отрасли в 500 млрд руб. правительство активно помогает, предоставляет новые меры поддержки. Одной из ключевых мер, которая позволит мобилизовать большой инвестиционный ресурс, является возможность выпуска облигации, по которому государство будет субсидировать купон. Мы привлечем деньги с рынка и будем предоставлять «длинные» деньги в мусорные проекты — до 10-12 лет по ставке до 5% годовых. Интерес есть, у нас уже в активной стадии проработки 74 концессии на сумму 150 млрд руб. Это позволит к 2024 году решить половину задачи, изначально обозначенной на 2030 год.

Реформы активно движутся. И после второго этапа мы должны выйти на третий, еще более масштабный этап — создать «экономику замкнутого цикла». Это новый федеральный проект, в его рамках мы должны создать замкнутое кольцо в обработке отходов, что и позволит нам выйти на уровни, которые для нас в качестве задачи обозначил Президент.

 

Сколько получают регоператоры?

— Сейчас источник дохода для отрасли — это тариф населения? 

— Источника фактически два, это тариф населения и реализация вторичных материальных ресурсов (ВМР). Хочу обратить внимание на то, что нам удалось решить одну из главных задач, связанных с тарифным регулированием. Раньше при формировании тарифа реализация ВМР не учитывалась. Инвесторы приходили, строили новые объекты и задавали разумный вопрос — ну как так, мы выбираем ВМР для того, чтобы потом его реализовать. Это же главная мотивация. Чем больше выбрали, тем меньше его захоронили, а вы его исключаете из тарифа. Было принято решение убрать этот барьер. И сегодня при формировании бизнес-планов проектов доля выручки от реализации ВМР у наших операторов может достигать 30-50%.

— Но это по планам, а какая доля ВМР в выручке операторов по факту сейчас?  

— Она все время разная, потому что у нас не очень стабильные цены на продукцию на вторичные материальные ресурсы. Мы до этого года наблюдали активный рост цен, и это было выгодно. Особенно такие ликвидные позиции, как бумага, ПЭТ, алюминий. Но в этом году нарушились логистические цепочки, много чего нарушилось вообще в экономике. Поэтому есть определённое снижение цен. Но мы расцениваем это как временный этап, который будет преодолён и цены вернутся.

— Можно оценить усредненную долю заработка операторов от реализации вторичных ресурсов?

— Если стандартный мусорно-сортировочный комплекс выбирает из общего потока отходов 15% ВМР, то это дает ему примерно 30% выручки. Остальные 70% в структуре его доходов — это тариф.  Сейчас из-за снижения стоимости пластика, бумаги и прочих полезных фракций эта пропорция немного сдвинулась. Сейчас это примерно 25% от реализации ВМР и 75% дает тариф.

— Значит, выручка отрасли уменьшилась?

Экономика несколько ухудшилась. Тариф остался на том же уровне, а вторичные материальные ресурсы не дают того дохода, на который рассчитывают наши операторы. Но мы видим, что рынок стабилизируется, начинает восстанавливаться, думаю, к концу года мы придём в какое-то экономическое равновесие, всё должно восстановиться.

Вывоз мусора стал для многих настоящей дойной коровой; только вот «выдаивают» они кошельки своих сограждан.

 

Рабочие места, зарплаты, налоги

— Сколько дополнительных рабочих мест, налоговых отчислений сформировала отрасль?

— Если брать всю индустрию — и региональных операторов, и компании, которые сортируют, утилизируют мусор, то при наших темпах инвестиций налоговые доходы бюджета могут составить до 50 млрд руб. в год. А если приплюсуем экономику замкнутого цикла, то по предварительным расчетам отрасль будет генерировать примерно 100 млрд руб. налоговых отчислений.

— А сейчас они сколько дают?

— Если мы берём региональных операторов обработки и утилизации — по нашим оценкам, это где-то около 20-22 млрд рублей.

— Сколько людей занято в отрасли и сколько новых рабочих мест появилось?

— Всего занято более 100 тыс. человек, из них примерно 10 тыс. вновь созданных рабочих мест. Расчёт, который делали в рамках проекта экономики замкнутого цикла вместе с министерством природных ресурсов, показал, что может быть создано еще 46 тыс. дополнительных рабочих мест.

— Когда получится на сколько-нибудь снизить тариф для населения? Есть модель, при которой больше зарабатывают на вторсырье, а не на людях? 

— Это ключевая задача отрасли. Не бывает высокий или низкий тариф, бывает экономически обоснованный, при котором люди понимают, за что они платят деньги. Мусор вывозится, сортируется. Появляются новые контейнеры раздельного сбора. Но мы понимаем, что население и так уже платит более 200 млрд руб. в год, увеличивать тариф дальше невозможно. Соответственно, вторым источником является утилизация, и те, кто производит упаковку, должны поучаствовать в этом. Это ключевой экономический механизм, который позволит нам более быстрыми темпами пойти в решении тех задач, которые перед нами стоят. Будут повышены ставки, нормативы по утилизации, усилена ответственность производителей упаковки, и это даст отрасли новый инвестиционный ресурс, новые возможности. Показателен пример Беларуси — они ввели экологический сбор с производителей упаковки и в результате собирают примерно 5 млрд руб. в год — столько же, сколько во всей России. Экономика Белоруссии в разы меньше, а экологический сбор у нас одинаковый!  Эта система работает во всем мире, она доказала свою эффективность, поэтому мы пойдём этим же путём. Это даст нам дополнительно, на наш взгляд, около 50 млрд рублей в год.

Вице-премьер Виктория Абрамченко.

 

Кто оплатит расходы на утилизацию?

— Но за все в конечном итоге заплатит потребитель. Расходы на утилизацию будут заложены либо в цене продукта, либо в тарифе. Простым людям как выгоднее?

— Отвечу примером. Если вы купили газированный напиток в пластиковой посуде, то вы уже оплатили в том числе и утилизацию упаковки. Но какая-то бабушка в деревне никогда такие напитки не покупает, она воду в колодце берет. В этом случае она не должна платить за утилизацию отходов, это справедливо, это правильно. Это более легко администрировать с точки зрения государства. Поэтому новая система давно уже назрела. Правительственным решением со следующего года уже меняются многие механизмы и принципы, а с 2025 года повышаются нормативы утилизации.

Россия единственная страна, где норматив утилизации не 100% а от 10% до 45% Это абсурд. Если ты производишь, то должен за все платить. Мы надеемся, что механизм заработает, и мы перестанем «грузить» тарифами население.

— Как изменится тариф для той самой бабушки с колодцем и ведром? Он уменьшится, если за бутылку будут платить те, кто ее купил, а не бабушка из деревни?  

— Нельзя сделать прямой вывод, что введем систему и бабушка станет платить, скажем, на 20 руб. в месяц меньше. Тут надо будет менять комплексную систему определения нормативов накопления отходов, мы должны постепенно внедрять систему раздельного сбора мусора. Но бабушка будет платить только за те отходы, которые она сама образовала, за пластиковую тару, картон или алюминий будет платить производитель. И тогда тариф для населения как минимум не будет расти. Он увеличится для тех, кто произвел эту упаковку.

 

Контейнер — лицо реформы

— Получается, что будет базовый тариф для любого человека. Но в деревне отходов мало, например, органику используют на компост… 

— Кстати про органику. У нас примерно 35% процентов в отходах — это органика. Если пластик, бумагу, алюминий, стекло можно переработать, то для органики  компостирование — это единственный технологический способ переработки. Но, к сожалению, затраты, которые компании несут в связи с созданием мощностей по компостированию, очень большие. И сейчас стоит вопрос — давайте включим это в тариф для населения. Поэтому мы создаем комплексную систему, позволяющую решать задачи, связанные не только с упаковкой, но и с пищевыми отходами.

— Правительство выделило 1,5 млрд руб. на новые контейнеры. Для чего такие траты?

— Контейнер — это лицо реформы. Люди увидят контейнеры разного цвета и поймут, что нужно сортировать отходы, не выбрасывать все подряд. В синие контейнеры — полезные фракции, в серые — вперемешку. Все контейнеры отечественного производства. У нас даже появляются компании, которые производят контейнеры из тех самых отходов.

— Какая будет доля вторичных ресурсов в этих контейнерах? 

— До 30%. И это не только контейнеры, это широкая пластиковая номенклатура, которая у нас есть. Это тазики, вёдра и прочее.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.